О ТЕАТРЕ

Основа театра - не действие, основа театра - живое чувство. В спектаклях мы ищем уникальность формы для жизни человеческого духа на сцене. Поэтому выбираем такую литературу и драматургию, в которой рассматривается главная для меня проблема - как человеку быть человеком. Именно этот вопрос стоит во главе угла, и мы каждый раз по мере данного нам Богом таланта отвечаем на него заново. Но честно и бесстрашно.

Любимому детищу Олега Табакова было суждено зародиться в самом, кажется, неподходящем месте для служения Мельпомене и Талии — в помещении старого угольного подвала жилого дома на улице Чаплыгина, 1а. Именно в этот дом на встречу с писателем Максимом Горьким когда-то приезжал вождь мирового пролетариата Владимир Ульянов-Ленин, а пианист Исай Добровейн играл им «Аппассионату» Бетховена. В доме жили полярник Э.Т. Кренкель, математик С.А. Чаплыгин, нарком НКВД Н.И. Ежов.

За свою сорокалетнюю историю, помимо названия «Московский театр-студия под руководством Олега Табакова», его студия получила много неофициальных имен: Подвал, «подвальный» театр, «Табакерка». Но какое из них бы ни употреблялось, в каждом видятся любовь и нежность к этому удивительному, живому месту, пропитанному солнечной энергетикой Табакова и его учеников.

Олег Табаков вплотную занялся педагогикой в возрасте тридцати девяти лет, сделав упор на раннюю профессионализацию будущих артистов. Олег Павлович собрал группу единомышленников-волонтеров, куда входили А. Дрознин-старший, А. Леонтьев, В. Поглазов, К. Райкин, С. Сазонтьев, В. Фокин. В начале 1974 года среди старшеклассников Москвы, желающих заниматься актерским в театральной студии Олега Табакова, был объявлен конкурс. На экзаменационные туры записались три с половиной тысячи четырнадцати- и пятнадцатилетних ребят. К осени Табаков отобрал из них всего сорок девять человек. Начались занятия, в течение двух учебных лет проходившие во Дворце пионеров им. Н.К. Крупской в переулке Стопани на Чистых прудах. Двумя годами позже, в 1976 году, восемь лучших выпускников студии по приглашению Табакова продолжили обучение на его первом актерском курсе в ГИТИСе. Именно это поколение — С. Газаров, В. Мищенко, А. Селиверстов, Е. Майорова, А. Марин, И. Нефедов, М. Хомяков, Л. Кузнецова, В. Никитин, М. Овчинникова, М. Шиманская, А. Якубов и А. Смоляков, перешедший к Табакову на третьем курсе из Щукинского училища — встало у истоков «Табакерки».

Летом 1977 года при содействии начальника РСУ Бауманского района Ю. Гольцмана Табаков отыскал во дворе жилого дома на улице Чаплыгина, 1а, невероятно запущенное подвальное помещение, где когда-то располагался угольный склад. Оно было почти доверху забито вековыми залежами угольной пыли, нечистот и прочего хлама. В нем-то и разрешили заниматься будущим актерам, с условием, что они освободят будущую творческую мастерскую от громадных объемов мусора сами. С первых дней существования студии на Чаплыгина Табаков строил ее как «семью», где он, как мудрый и внимательный отец, не только строго требовал от своих «детей-студийцев» профессиональных результатов, но и всемерно о них заботился. Фактически все десять лет до получения театром официального статуса студия существовала на личные средства Олега Табакова, бескорыстно вкладывавшего свои деньги в дело, поначалу казавшееся некоторым ненужной прихотью известного актера. Однако в скором времени даже самые яростные скептики поняли, что имеют дело с явлением неординарным.

29 октября 1978 года в студии состоялся премьерный показ спектакля, в котором были заняты студенты-третьекурсники, — «...И с весной я вернусь к тебе...» в постановке Валерия Фокина. Зрители впервые вошли в аскетичное и, казалось бы, нарочито антитеатральное пространство, оформленное в соответствии с идеей замечательного художника-сценографа Давида Боровского. Отсыревшие за долгие годы стены Подвала были выкрашены в черный цвет, та же краска покрывала и доски, устилавшие цементный пол. В крохотном зрительном зале размещался десяток рядов деревянных лавок со спинками. Пройдет один месяц, и места на этих лавках станут доставаться лишь редким счастливчикам, согласным отстоять длинную очередь, чтобы войти в дверь под тусклой лампочкой, освещавшей небольшую табличку с надписью «Студия молодых актеров». Зрителя буквально заворожил живой язык, на котором маленький студенческий коллектив разговаривал с залом о времени и себе. У Студии мгновенно появились почитатели всех возрастов и профессий. Не заставили себя ждать и недоброжелатели —партийные функционеры, в первом же «подвальном» спектакле разглядевшие крамолу. Именно они писали доносы, называя детище Табакова «гнездом антисоветчины». Из-за таких вот «суждений» в скором времени и произошла трагическая семилетняя задержка официального открытия театра.

Четыре года Студия напряженно трудилась, один за другим выпуская спектакли, преумножавшие известность крошечного театрального подвала: «Страсти по Варваре» по пьесе О. Кучкиной, «Две стрелы» по А. Володину, «Прищучил» по Б. Киифу, «Прощай, Маугли!» по Р. Киплингу. Премьеры спектаклей «Прощай, Маугли!» и «Две стрелы» вызвали мощный общественный резонанс, частью которого явились бесчисленные публикации отечественных, а затем и зарубежных средств массовой информации. Никогда и нигде еще так много и так серьезно не писали о работах студентов, которым до получения дипломов оставалось еще добрых полтора года. Фантастический успех имели гастроли в Венгрии, куда студия отправилась в мае-июне1980 года. Вдали от родины стала особенно заметна уникальная гармония совсем молодого, но невероятно сплоченного актерского коллектива. Реальные его успехи не тронули только тех самых функционеров-недоброжелателей. В 1980 году они сознательно обрекли уже сформировавшуюся труппу с абсолютно полноценным репертуаром на мучительное расставание, не дав Табакову согласия на официальное открытие нового, по сути, уже давно существовавшего в творческом плане театра. Им было запрещено работать вместе. Вследствие этого запрета Олегу Павловичу, предпринимавшему отчаянные попытки сохранить коллектив вместе, не позволили перейти всей студией в ЦАТСА, не разрешили открыть молодежный театр в Подольске и не поддержали идею строительства театра в Брянске. Табаков устроил выпускников своего первого актерского курса на работу в различные московские театры. Ему самому на целый год было запрещено заниматься преподавательской деятельностью.

Вторую по счету студию Табаков набрал в ГИТИСе в 1981 году из числа абитуриентов, не поступивших в другие театральные вузы. Требовательный мастер распустил эту студию весной 1982 года, оставив лишь четверых человек, среди которых была Е. Германова. Благодаря вынужденному добору учениками Табакова стали М. Зудина, Н. Тимохина, Г. Чурилова, С. Беляев, А. Серебряков, С. Шкаликов, А. Мохов и другие. Примечательно, что к воспитательно-педагогическому процессу подключились студийцы «первого призыва»: С. Газаров, А. Марин, А. Селиверстов, А. Смоляков. С возобновлением репетиций и спектаклей Подвал зажил в прежнем ритме. В те поры в афише значились уже знакомые зрителю названия: «Две стрелы», «Страсти по Варваре», «Прищучил», а также поставленные в «период безвременья» спектакли «История титулярного советника» и «Жак-Фаталист». К ним прибавились студенческие премьеры — «Жаворонок», «Полоумный Журден». Пьесу «Крыша» Александр Галин написал тогда специально для табаковцев. В декабре 1986 года в министерском реестре государственных театров наконец появилась запись об образовании нового учреждения культуры — Московского театра-студии под руководством О. Табакова. Студия стала получать государственные дотации. Долгожданное событие произошло с громадным опозданием, когда многое было уже невозможно восстановить, а Олег Павлович готовил к выпуску второе поколение своих учеников.1 марта 1987 года в только что реконструированном помещения театра публике был представлен спектакль «Кресло» по повести Ю. Полякова «ЧП районного масштаба».

Позже Табаков напишет: «В 1987 году, хоть и с опозданием на семь лет, сбылась моя мечта о собственном театре. О большой семье, где много детей и где „все по справедливости“. Действительность — она такая жестко-суровая. И построить любое новое дело, тем более как будто „из ничего“, очень трудно. Мне не очень нравится фамильярное название „Табакерка“, и я склонен все-таки называть наше во всех смыслах выстраданное дело „подвальный“ театр. Подвал — плоть от плоти Художественного театра. Ведь в театре есть два вида обновления. Обновление наследования — это обновление, последовавшее в результате роста того, что называется „подлесок“, а второй вид — это студийная форма обновления, которой, собственно, и жил все это время Художественный театр. „Современник“ — никакой не театр, а пятая студия Художественного театра. И подвальный театр — это шестая или седьмая его студия».

Исчезнувшее со временем из названия театра слово «студия» осталось жить на логотипе Подвала, придуманном главным художником театра Александром Боровским. Однако и по сей день именно студийный дух определяет этическую направленность личности актера, служащего в Театре под руководством Олега Табакова.

На протяжении семнадцати лет труппа театра четырежды пополнялась выпускниками Олега Павловича, окончившими Школу-студию МХАТ, ректором которой он являлся с 1985 по 2000 год. В 1990 году к «старожилам» Подвала присоединились Р. Кузнеченко, С. Шенталинский, а также В. Машков и Е. Миронов. Машков и Миронов ворвались в московскую театральную и культурную жизнь стремительно, весело и, как оказалось, навсегда. Спектакль «Матросская Тишина» по пьесе А. Галича, где были заняты оба молодых артиста, стал знаковым для российского театра девяностых годов прошлого века. Те, кому посчастливилось видеть истинную «чайку» подвального театра, до сих пор вспоминают об этом с замиранием сердца. Особо памятен неповторимый образ Абрама Ильича Шварца — трагического старика, созданного совсем молодым Владимиром Машковым. Машков заявил о себе в начале девяностых и как блестящий, самобытный режиссер, вначале поставивший спектакль «Звездный час по местному времени», а затем «Страсти по Бумбарашу» и «Смертельный номер». В спектаклях «Страсти по Бумбарашу» и «Смертельный номер» были заняты Сергей Безруков, Виталий Егоров, Сергей Угрюмов, Дмитрий Бродецкий, являвшиеся тогда студентами курса Табакова в Школе-студии МХАТ. Все четверо, а также их однокурсницы Марианна Шульц и француженка Камий Кайоль по окончании вуза в 1994 году были приняты в труппу подвального театра, где практически мгновенно стали незаменимыми.

В 1998 и 2002 годах коллектив пополнили завершившие обучение у Табакова молодые артисты Д. Никифоров, А. Усольцев, О. Красько, А. Фисенко; чуть позже к труппе примкнули и выпускницы «латвийской студии» Олега Павловича — А. Лаптева и Я. Сексте. Каждый из них сделался важной, неотъемлемой частью и гордостью маленького театра. Впрочем, труппа Подвала прирастает не только учениками Табакова. С момента открытия театра и по сей день по приглашению художественного руководителя в труппу вливаются уже состоявшиеся, опытные мастера: Н. Журавлева, А. Золотницкий, О. Блок-Миримская, А. Воробьев, П. Ильин, И. Шибанов, И. Петров, Р. Хайруллина, Е. Миллер. Среди совсем молодых артистов, заканчивающих различные российские театральные вузы, Табаков, обладающий уникальным чутьем на таланты, сразу же выделяет людей, необходимых и близких по духу подвальному театру. Предлагает попробовать свои силы в конкретной роли. Как правило, Олег Павлович делает безошибочный выбор актеров. Так в разные годы в Подвале появились Л. Хуснутдинова, М. Салакова, Д. Калмыкова, А. Фомин, В. Чепурченко, А. Чиповская.

Вот уже который год внимание приковывает к себе стажерская группа Подвала, куда, в большинстве своем, входят выпускники Московской театральной школы Олега Табакова, артисты в возрасте от девятнадцати и старше. Они принимают активное участие практически во всех постановках «подвального» театра.

Атмосфера доброжелательности и взаимного доверия располагает актеровк освоению режиссерского ремесла. Со стороны художественного руководителя, нередко выступающего в роли режиссера-постановщика, такая потребность в самовыражении, как правило, не пресекается: Табаков охотно дает возможность своим молодым коллегам пробовать себя в новом качестве. Помимо В. Машкова спектакли в подвальном театре ставят ученики Табакова первого и второго выпуска — А. Марин («Сублимация любви», «Идиот», «Сестра Надежда», «Три сестры», «Буря. Вариации», «Мадонна с цветком», «Безымянная звезда», «В ожидании варваров» и др.) и А. Мохов («Кукла для невесты», «Леди Макбет Мценского уезда»). Многие серьезные достижения театра связаны с личностями приглашенных режиссеров: Валерия Фокина («Еще Ван Гог...»), Евгения Каменьковича («Затоваренная бочкотара», «Любовные письма», «Учитель русского»), Камы Гинкаса («Комната смеха»), Адольфа Шапиро («На дне», «Последние»), Андрея Житинкина («Псих», «Признания авантюриста Феликса Круля»«), Сергея Пускепалиса («Женитьба Белугина»), Василия Сигарева («Вий»), Марины Брусникиной («Епифанские шлюзы»). Начало нового века ознаменовалось для Подвала назначением на должность штатного режиссера молодого литовца, ученика П.Н. Фоменко, Миндаугаса Карбаускиса, работавшего в театре с 2001 по 2007 год. Карбаускис поставил спектакли «Долгий рождественский обед», «Синхрон», «Когда я умирала», «Дядя Ваня», «Рассказ о семи повешенных». Работы Карбаускиса завоевали несколько престижных театральных премий и призов. По сей день на сцене Подвала идут и собирают аншлаги его спектакли «Рассказ о счастливой Москве» и «Лицедей», а на Основной сцене Художественного театра — спектакль «Похождение, составленное по поэме Н.В. Гоголя „Мертвые души“».

В 2007–2011 годах режиссером театра на Чаплыгина был Константин Богомолов — человек талантливый, интеллигентный, образованный и столь же работоспособный. Богомолов за несколько лет осуществил в подвальном театре постановку спектаклей «Процесс», «Отцы и дети», «Старший сын», «Безумный день, или Женитьба Фигаро», «Волки и овцы», Wonderland-80, «Год, когда я не родился» и двух версий чеховской «Чайки».

В 2011 году на работу в качестве штатного режиссера был приглашен выпускник мастерской С. Женовача, молодой артист и режиссер Михаил Станкевич, ярко заявивший о себе постановкой спектакля «Дьявол», а затем создавший спектакли «Жена» и «Двенадцатая ночь».

Театр Олега Табакова неутомимо трудится над формированием разнообразного и интересного зрителю репертуара. Это один из самых активно гастролирующих российских театров, объездивший практически все уголки нашей Родины и стран ближнего зарубежья. По приглашению принимающих сторон спектакли подвального театра выезжают на гастроли практически каждый месяц. Во время зарубежных туров театр посетил Германию, Венгрию, Чехию, Италию, Францию, Финляндию, Израиль, США, Канаду, Японию.

Мечта Олега Табакова и его учеников — построить новый мир в старом угольном подвале — полностью осуществилась. Однако в 1997 году небольшие размеры сцены и соответствующие технические возможности, а также постоянный дефицит мест в крошечном зрительном зале навели основателя Подвала на мысль о необходимости строительства нового здания театра. От идеи до полной практической реализации проекта прошло двадцать лет упорного труда многих десятков и сотен людей. Свой 31-й сезон Театр под руководством Олега Табакова откроет в только что построенном здании по адресу Малая Сухаревская площадь, 5.